Нижегородское православное женское духовное училище
Об иконе

Преподобный Роман Сладкопевец  -  день памяти 14.10 н.ст. (01.10 ст.ст.)

   Преподобный Роман, прозванный «Сладкопевцем», был по происхождению греком и родился в середине V столетия в сирийском городе Емесе. Получив образование, он стал диаконом в Воскресенском храме в городе Бейруте. При императоре Анастасии Дикоре (401-518 гг.) он переехал в Константинополь и стал клириком при патриаршем храме Святой Софии.

   Он усердно помогал при богослужениях, хотя не отличался ни голосом, ни слухом. Однако патриарх Евфимий любил Романа и даже приблизил его к себе за его искреннюю веру и добродетельную жизнь. Расположение патриарха к святому Роману возбудило против него нескольких соборных клириков, которые стали его притеснять. На одном из предрождественских богослужений эти клирики вытолкнули Романа на амвон храма и заставили петь. Храм был переполнен богомольцами, служил сам патриарх в присутствии императора и придворной свиты. Смущенный и напуганный, святой Роман своим дрожащим голосом и невнятным пением всенародно осрамился.

   Придя домой совершенно подавленным, святой Роман ночью долго и напряженно молился перед иконой Божией Матери, изливая свою скорбь. Богородица явилась ему, подала бумажный свиток и велела съесть его. И вот совершилось чудо: Роман получил красивый, мелодичный голос и одновременно поэтический дар.

   В приливе вдохновения он тут же составил свой знаменитый кондак праздника Рождества Христова: «Дева днесь Пресущественнаго раждает, и земля вертеп Неприступному приносит; Ангели с пастырьми славословят, волсви же со звездою путешествуют; нас бо ради родися Отроча Младо, Превечный Бог».

   На следующий день святой Роман пришел в храм к всенощной под Рождество Христово. Он настоял, чтобы ему разрешили снова спеть на амвоне, и на этот раз так прекрасно спел составленный им гимн «Дева днесь», что вызвал всеобщий восторг. Император и патриарх благодарили святого Романа, а люди назвали его Сладкопевцем.

   С тех пор святой Роман украшал богослужения своим дивным пением и вдохновенными молитвами. Любимый всеми, святой Роман стал учителем пения в Константинополе и высоко поднял благолепие православных богослужений. За свой поэтический дар он занял почетное место средицерковных песнописцев. Ему приписывают более тысячи молитв и гимнов на различные праздники. В особенности славится акафист Благовещению Божией Матери, который поется в пятую субботу Великого поста. По его образцу составлялись прочие акафисты. Скончался преподобный Роман в 556 году.

 

О творчестве преподобного Романа Сладкопевца.    

    В творчестве Романа определились основы церковного сладкогласия (хорового песнопения), и византийская, а вслед за ней и русская Церковь прославила его как святого, получившего дар источать «услады сладкопения» от самой Богоматери, и сохранила — хотя и в очень небольшом объёме — его гимны в богослужебной практике. До нас дошло 85 (из предполагаемых 1000) кондаков Романа.

    Кондак — особый жанр византийской гимнографии, популярный в V—VI вв. Кондак включал от 18 до 24 больших строф, или икосов (греч. «икос» — «дом»). Все они, кроме первой, имели общую ритмическую структуру и одинаковое окончание — рефрен. Первая строфа, или зачин, кондака называлась кукулием (в переводе с греческого «капюшон»). Кукулий, как и икосы, оканчивался рефреном, но отличался ритмическим рисунком. Кондак не вполне соответствовал традиционным нормам византийской литературы, ведь он писался не привычным для античности метрическим, а близким к народному творчеству тоническим стихом. Византийская литературная теория даже не могла определить, стихи это или проза.

   Роман Сладкопевец во многом изменил традиционную форму кондака. До него кондаки в основном писали трёхстопным анапестом, что придавало звучанию монотонность. Сладкопевец применил различные размеры, ввёл строфу со строками разной длины. Его гимны начинают звучать напряжённо и призывно. Он часто использовал также ассонансы (созвучия гласных) и аллитерации (созвучия согласных). Встречаются у него и элементы рифмы, и синтаксический параллелизм, т. е. повторение одинаковых конструкций для большей художественной выразительности.

   Гимны Сладкопевца, как правило, содержат вариации на тему какого-либо библейского сюжета. Картинные подробности и диалоги помогали слушателям живее воспринимать события Священной истории.

   Кондак «На усопших» прославляет блаженную жизнь обитателей рая. Он состоит из шести строф. В кукулии семь строк, в остальных строфах — по девять. В последних строках всех строф рефреном повторяется слово «Аллилуйя!» («Славься, Господь!»), которое возглашают жители рая. Логика и строение фраз в каждой из строф подводят к этому возгласу, так что он оказывается смысловым и синтаксическим завершением строфы, а не формальным «довеском».

   Главная мысль автора сформулирована в восклицании, с которого начинается гимн:

«Сколь сладостны кущи твои

и возлюбленны,

Боже и Господи сил!»

(Здесь и далее перевод С. С. Аверинцева.)

   Каждая строфа кондака — новое подтверждение этой мысли. Те, кто обитает в раю, вечно восхваляют Господа «давидовым напевом» — «Аллилуйя!», следовательно, только там истинное счастье. Воззрев на радости земные, понимаешь, сколь «горька чаша житейская». Блаженны лишь жители небес. Здесь, на земле, все несчастны: кто вчера был горд и возвышен, сегодня голоден и плетётся с сумой. На этом свете плохо всем:

«Неженатый в тоске угрызается,

А женатый в суете надрывается».

   Бездетный грустит, у многодетного много забот. Чтобы угодить своему чреву, обитатель земли с риском для жизни пускается по бурному морю. Блаженным усопшим это незнакомо. Ужаснее всего то, что на земле люди умирают, и тот, с кем ты вчера беседовал, ныне лежит бездыханен:                 

«Онемели уста говорливые,

Угасли очи проворные...»

   Поэтому следует бояться Бога и восхвалять его, чтобы (так можно продолжить недоконченную Романом мысль) достичь единственного истинного блаженства на небесах.

   Главные особенности поэзии Романа Сладкопевца наглядно (насколько это позволяет перевод) иллюстрирует кондак «О предательстве Иудином». Гимн посвящён новозаветному сюжету — предательству апостола Иуды. Деяние Иуды в глазах автора столь ужасно и немыслимо, что даже непонятно,

«Как море гнев сдержало,

Как небо на землю не пало,

Как мира строение устояло...»

    Грех Иуды лёг печатью на весь человеческий род, поэтому в рефрене строфа за строфой повторяется просьба к Богу:

«Смилуйся, смилуйся, смилуйся

Над нами, о мир подьемлюший

И объемлющий!»

   Традиционный для молитв повтор одного слова (или фразы), рифма («подъемлюший» — «обьемлюший»), ритмический перебой в последней строке (один ударный слог вместо трёх) — вот наиболее характерные поэтические приёмы Романа.

   Самые яркие и важные для автора образы выносятся в три короткие строки, которые вставляются между длинными, разрезая каждую строфу пополам. Эти строки обычно связаны простейшими рифмами и за счёт ритмического перепада становятся ударным, кульминационным элементом строфы. Несложными, казалось бы, средствами Роман Сладкопевец добивается большой эмоциональной насыщенности стиха:

«...Вот испил от вина благодатного

Тать, и пяту подъял, по Писанию,

И вышел из овчарни,

Оставив агниев стадо

Для волчьей стаи ада.»

 

   Роман-Сладкопевец традиционно почитается как покровитель псаломщиков, регентов, певчих, чтецов - всех тех, кто несет церковное послушание на клиросе.

    

Тропарь, глас 3:

 От юности житию равноангельному ревнуя, / веру, смиренномудрие и терпение стяжав, / преподобне Романе Сладкопевче, / обитель Святаго Духа был еси, / таже избранник Божия Матере явился еси, / и от Нея милостивно сподобися дара славити Бога. / Сего ради молися о нас, недостойных ученицех твоих, // да воспоем с тобою сладкогласно славу нас ради Воплотившемуся Превечному Богу.

     Тропарь, глас 8:

 В тебе отче известно спасеся еже по образу: / приим бо крест последовал еси Христу, / и дея учил еси презирати убо плоть, преходит бо: / прилежати же о души, вещи безсмертней. // Темже и со ангелы срадуется, преподобне Романе, дух твой.

     Кондак, глас 8:

Божественными добродетельми духа измлада украсився, Романе премудре,/ Церкви Христове пречестное украшение был еси,/ пением бо прекрасным украсив ю блаженне./ Тем молим тя: подаждь желающым Божественного дарования твоего,/ яко да вопием ти:// радуйся, отче преблаженне, красото церковная.

     Молитва:

О, преблаженне отче наш, Романе Сладкопевче! Призри от горния славы на нас, смиренных и немощных, твоея помощи и утешения просящих. Приникни к нам благосердием твоим и помози заповеди Гоподни непорочно сохраняти, веру православную крепко содержати, покаяние во гресех наших усердно Богу приносити.

   Научи нас, уневестившихся Христу, работати Ему со страхом и радоватися с трепетом. Избави нас от печали и уныния, отжени от нас гордость и славолюбие, да воспоем славу Божию, да восхощем токмо славы небесныя.

   О, святый отче, всели в нас любовь нелицемерную к ближним, послушание безропотное начальником и страх Божий в сердца наша. Даруй познати сладость отречения воли своея, верой крепкой во благое Промышление Божие о спасении человека освяти души наша. Низпосли нам благословение от Господа, да понесем благое иго Христово в долготерпении до конца дней наших, да сподобимся с мудрыми девами внити во брачный чертог Жениха своего Небеснаго и купно со Ангелами воспевати славу величия Его, Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

 

наверх
Официальный сайт Нижегородского
православного женского духовного училища ©2017
Мы в контакте
Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий

ректор Нижегородской духовной семинарии и Нижегородского Православного женского духовного училища